Меню Закрыть

Индия. Путтапарти — город, ашрам, сектантство, духовные искания

Сначала — лирическое отступление. Индийцы в массе своей религиозны и духовны. Когда в большей части страны еда растет на деревьях, а дерево вырастает чуть ли не из случайно воткнутой в землю палки, нет нужды особо согревать жилище, действительно, есть время подумать о высоком. Кроме того, так сложилось исторически и географически, что на территории Индии сошлись три мировые религии — буддизм, мусульманство и собственный, языческий индуизм. Индийские буддисты приписывают себе духовное наставничество Христа, который, по известным версиям, путешествовал через Индию до Тибета. В общем, на эту тему рекомендую труды Н.К. Рериха — у меня он после «Сердца Азии» вообще ассоциируется больше с литературой и исследованиями Гималаев, чем с живописью.

Так вот, помимо поддержки трех основных религий в чистом виде, Индия породила множество учений и Учителей. Разобраться во всех течениях, пантеонах богов, кто на ком стоял и что породил, для меня до сих пор непосильная задача. Важно то, что именно здесь до наших дней появилось и, наверное, появляется до сих пор не один и не два духовных учителя, собирающие последователей, образующих сообщества по типу религиозных сект. Но не спешите с негативными ассоциациями, принятыми среди россиян, тут все иначе.

Учитель, как правило — яркая личность, в глазах обычного человека — психопат с маниакально-депрессивными, эксгибиционистскими и суицидальными наклонностями, но вместе с тем, обладающий непередаваемыми харизмой и обаянием. У каждого Учителя — драматическая биография, часто — с реальными военными, деловыми и другими заслугами, но вместе с тем обросшая кучей легенд и описаний волшебств и прочих чудес, которые он творил, когда был молодым или еще живым. Эти люди собирают и организуют в действующий социум тысячи людей, и организации вместе со служением Учителю творят и серьезные дела. Так, организация Саи Бабы, об ашраме которого я веду рассказ, кроме превращения заштатной деревни в целый город отметилась постройкой более двух тысяч километров водопроводов со всей инфраструктурой для засушливых районов, действующей на благотворительных началах современной больницей на тысячу коек, школами и вузом для молодежи и бог весть чем еще. Все это — на благотворительные средства и благодаря умелому управлению активами.

Сатья Саи Баба вел свою деятельность из города Путтапарти, откуда был родом. Здесь он основал ашрам «Прашанти Нилаям». Название в общем смысле означает «вселенский покой», а само слово «ашрам» — «храм мудрости». Это место задумано как уголок, где человек ограждается от воздействий внешнего мира и может углубиться в духовные поиски, побыть сам с собой. Все ашрамы разные, в каждом — своя атмосфера и свои правила, в одни приглашают всех желающих, а где-то вообще фейс-контроль на входе.  Расскажу то, что видел в Путтапарти я сам.

На верхнем фото — ворота на главной улице Путтапарти неподалеку от ашрама, на нижнем — вход в сам ашрам.

Ашрам Саи Бабы в общем представляет собой смесь монастыря и пансионата. Устройство и правила нацелены на то, чтобы нивелировать условности социального взаимодействия, избавить от проблем с кровом, едой и пустотой в  душе. Мужчины и женщины проживают, питаются и участвуют в коллективных событиях раздельно, исключение только для проживания супружеских пар — им можно вместе. Номера — 2-4-местные комнаты, в каждой — полка, стол, стул, железная кровать с матрасом, душ с теплой водой. Обстановка крайне спартанская. Проживание — что-то около $2,5 в сутки, можно жить не более двух месяцев подряд. А можно жить в бараке (shed) на 60 человек вообще за 10 рублей(!) в сутки.

 

Интернета, само собой, нет, но ловит 3G.
Правила на территории ашрама оберегают покой гостей. Запрещена фотосъемка, все что я снял за пределами комнаты и не в городе — нельзя, но я снимал строго в отсутствие чужих глаз. На входе в ашрам — неслабый такой шмон, просят убрать камеру или закрыть объектив крышкой, просят не носить по территории все, что может быть похожим на оружие — даже ножики и мультитулы, и даже в сумках. Действует дресс-код, суть которого — скромность, благопристойность и единообразие. Запрещено шуметь, привлекать к себе внимание, яркие проявления межполовых взаимодействий(обнимашки-целовашки на публике) тоже нельзя. Действует комендантский час с 21-00 до 4-00. За порядком следят доброжелательные мужики-севадалы в белых одеждах с синими платками.

Как и положено в любом культе, здесь действует собственная лексика. Саи Рам — самое распространенное словосочетание, которое, как заметили опытные компаньоны, «означает всё».  В зависимости от контекста — здравствуйте, спасибо (в диалогах с персоналом и другими гостями),  отъебись нахуй(с попрошайками в городе) и еще кучу смыслов.

Еда. С этим тут офигенно. В ашраме работают три столовые: простая индийская, индийско-пенджабская и европейская. В первой за 5 рублей(здесь и далее рубли = российские деревянные) дают чай, лепешку и тарелку риса с приправами — это все сухое и нереально острое, для бедных местных. Пенджабская, или кухня северной Индии — это сваренный рис, тушеные овощи, хлеб, фрукты, чай, вся еда умеренно острая, пообедать можно рублей на 15-20, причем на двадцатку — это реально дохрена, практически нереально съесть. В европейской столовой шеф-поваром трудится итальянец, меню каждый день слегка меняется, от набора и вкусности блюд сносит башню. Вся еда на фото (снимок чудесного компаньона по путешествию Сергея Р.)  стоит что-то в районе 25 рублей.

Весь персонал  столовых — добровольцы, поэтому меню изменяется в зависимости от сегодняшнего состава бригады, вводится так называемое блюдо от шефа. Особо дорогое, аж до 70 рублей:) Когда у плиты и на раздаче трудились русские девчонки, они наливали вкуснейший, неважно что вегетарианский, борщ. Порции всего, еще раз повторюсь, охрененных размеров. В итоге затраты на трехразовое питание в день — не более $3.

В ашраме работает универмаг, в котором все что нужно для жизни, продается по индийской госцене. Продукты, хозтовары, одежда, обувь.

Теперь о главном. Заявленное предназначение ашрама — дать покой и возможность пройти в нужной атмосфере через состояние духовного поиска. Читай — приобщиться к учению Саи Бабы. Учение это на самом деле ничего особенного не проповедует. Мол, твори добро, будь честен и добр, живи скромно и благочестиво, веруй в бога. В какого — неважно, Саи Баба толерантен ко всем вероисповеданиям. Рядом с ашрамом работает Музей  всех религий, где на трех этажах действительно проиллюстрированы все мало-мальски заметные в мире учения и вероисповедания. Еще один этаж экспозиции плавно подводит посетителя к мысли, что вот сколько хороших богов, и наш Саи Баба тоже как эти боги, только ближе, так сказать, к народу. Фактически воплощение бога на земле. Культ личности учителя тут сумасшедший, и на мой нигилистический взгляд, слегка запредельный — мне, скажем, кажется не вполне нормальным когда человек поет в микрофон гимн самому себе. С другой стороны — именно вокруг личности Саи Бабы и при помощи культа как инструмента появился ашрам, город вокруг и остальные благие дела, о которых я упоминал выше.

В ашраме каждый находит себе занятие по духу. В центре территории расположен Мандир — крытая сцена, на которой происходят утренние и вечерние молитвы  — даршаны, и песнопения — бхаджаны (Х не произносится, означает Б с выдыханием), а также остальные культурные события. В небольшом храмовом помещении на 80 человек происходит более камерное мероприятие — омкар. Можешь приходить и петь вместе со всеми, можешь тихонько сидеть и слушать. Психоакустическое воздействие, помноженное на эффект толпы, фантастически действует на сознание. Омкар — вообще что-то запредельное, добавляется аромат благовоний и дыхательные активности. Мозг, даже такой тренированный и скептически настроенный, как мой, переворачивается и дает невероятные ощущения во всем теле и сознании. Что происходит при регулярных практиках, я могу только представлять.

Вообще жизнь в ашраме успокаивает, дает шанс не метаться в мыслях и разложить все по полочкам. Даже просто находиться в этой спокойной и ровной атмосфере, где все не так, как в бурлящем мегаполисе, полезно для миропонимания. Публика в ашраме разная — от туристов вида «гы, приколись, ашрам», до натуральных клиентов психбольницы с религией головного мозга, но большинство — изначально спокойные и доброжетельные, или ставшие такими под действием ашрама, люди. Тут хорошо. Уже позже, вернувшись в Питер я вспоминал определенные моменты своей жизни, когда за мою персону могли бы побороться вытрезвитель, обезьянник и дурдом. Если бы тогда я знал об ашраме, то именно туда бы уехал на время — успокоиться, перепсиховать и взглянуть на события иначе.  Уверен, что вместо полутора месяцев в Питере, тут мне хватило бы и двух недель.

Вокруг ашрама расположился город Путтапарти, бывшая деревня. Его смысл — обслуживание инфраструктуры ашрама и паломников. Здесь магазины одежды, сувениров и других товаров для туристов. Тем, кто хочет приобщиться к культу ашрама, но не готов жить в совсем спартанских условиях (или в ашраме  — такое бывает — закончились места), сдают комнаты и квартиры. Относительно ашрама территория с туристической инфраструктурой называется аутсайд.

В городе практически на каждом доме висит портрет Саи Бабы, на улицах множество плакатов с цитатами из Учителя, переведенными на большинство языков.

Центр Путтапарти, в отличие от большиства индийских поселений, довольно чистый. За улицами следят.

Вокруг города есть небольшие туристические веселушки, тип Дерева Желаний — чахлого бревна на горе, заваленного бумажками с пожеланиями. Желания, привезенные в Путтапарти, действительно, сбываются, но очень своеобразно и неконтролируемо, и дерево тут, на самом деле, не причем. Зато от него открывается отличный вид на город сверху.

Туристическая улица Путтапарти.

Упоминавшийся плакат с цитатой на русском языке.

Кампус местного университета — полноценный вуз, созданный силами сообщества Саи Бабы

Отдельно стоит рассказать об астрологе, к которому меня отвели знающие друзья. Парень из Тибета, работает в Путтапарти, держит лавку с украшениями из камней, посетителям магазина делает астрологический прогноз. Записывает на прием заранее, выясняя имя и дату рождения. Наш разговор не имел ничего общего с астропрогнозами в народных газетах. Парень глядел в свои карты и рассказывал мне про меня — факты из прошлого, настоящего и предположения насчет будущего. Я, как адепт науки и прирожденный скептик, задавал вопросы с прицелом на конкретный ответ и — удивительно —  получал его. Сказанное астролог не мог угадать, подглядеть в интернете (даже если бы знал меня и русский) ответить общими словами или иначе дать похожий на правду ответ — он в точности излагал факты, о которых не знал и не мог знать. Тогда, сидя напротив, я, наверное, всем видом говорил «Чуваак, да ну ты чо?! Разве такое может быть?». Сейчас я знаю, что все его самые неожиданные предположения о будущем исполнились более или менее точно. И что самое удивительное — все что ни делается, действительно оказывается к лучшему.

Талисман. Его приготовил как раз этот человек. Предварительно рассказав мне о том, кому он предназначен — да, сделать такой было одной из задач путешествия. Сказать, что я был шокирован услышанным — значит не сказать ничего, но именно так все в итоге оказалось.

Итог такой. Можно как угодно относиться к объединениям на почве веры, поклоняться какому угодно богу или человеку. Сами по себе вера и взаимодействие со своим сознанием в подходящих условиях творят чудеса. За этими чудесами и открытиями и есть смысл путешествовать в ашрамы. Не вполне ясно, какая судьба ждет конкретно Путтапарти, потому что пару лет назад Саи Баба покинул этот мир вместе со своей харизмой и организаторским талантом. Однако, в Индии он такой (был) совсем не один.

Почитать про все индийские ашрамы лучше всего здесь: http://www.ashram.ru. Несмотря на ангажированность учениями и служениями, фактической информации море, она связно изложена и, скорее всего, достоверна.

Подпишитесь на новые истории:


Поделитесь в соцсетях или мессенджерах:

Записи по теме