Я 10 лет ездил из Питера в Москву и обратно по М10. Я помню как строили объездную В.Новгорода. Самовары и пирожки в Крестцах. Как развалился до гигантских ям участок Первомайское-Валдай, как вводили объездную В.Волочка. Даже помню каким событием было в Волочке открытие Макдака. Но сколько интересного осталось по сторонам от трассы! Ведь я почти всегда ездил ночью, избегая соседства с грузовым трафиком.
И вот в результате цепочки событий я обнаружил себя ночующим в машине недалеко от Твери. Проснулся уже с рассветом, и решил — раз спешить некуда, заеду в место, про которое много слышал, но за 10 лет так и не посетил. Заброшенная усадьба в Заключье. И пофиг, что для фото со мной только телефон.

Навигатор повел меня в сторону от трассы уже из Выползово. Тем лучше, прокачусь по лесу. Телефон очень своеобразно передает на фото пасмурную атмосферу этого дня. Хотя некоторые инстаблогеры раскрашивают так карточки специально.

Дорога используется в основном для лесозаготовок.

Ой, что тут у нас? А это уже готовый, но еще не введенный в эксплуатацию отрезок М11 — платной трассы между Москвой и Питером.

Еще немного снежных дорожек и вот оно, Заключье. Снега много, а чистили проезд давно. Блокировочку тынц, заезжаю в горку.

Небольшой исторический экскурс. Архитектор Александр Сергеевич Хренов жил и работа в Санкт-Петербурге в последней четверти XIX века. Он был одним из тех людей, которые целую жизнь занимаются своим делом и оставляют после себя достойные результаты. В Питере по проектам Хренова были построены десятки домов, которые сейчас формируют вид исторического центра города. А для себя архитектор построил усадьбу здесь, в валдайских лесах, на берегу озера. Время постройки — в самом конце XIX века.

Постройка не похожа на привычную усадьбу для здешних мест. Ни с одной стороны. Про стороны — действительно важная оговорка, поскольку со всех своих сторон здание выглядит по-разному.

После революции 1917 года Хренов вместе с семьей покинул не только усадьбу, но и страну. Он уехал на Дальний Восток, оттуда в Китай, оттуда в США, а умер в Париже, никогда уже не возвратившись в свой дом. Советская власть распорядилась недвижимостью традиционно. Здесь был туберкулезный санаторий, якобы пользовавшийся дурной славой. В другое время — пионерлагерь, от которого здесь оставались скульптуры молодежи. Оставались — потому что сейчас тех скульптур, которые есть на фотках пятилетней давности, на месте уже нет. Усадьба давно заброшена, и по свидетельствам в интернетах представляется как дом с призраками, плохой аурой и т.п. Не знаю, ничего такого не заметил.

Зайдем внутрь. Тут все стремительно разваливается, это отчетливо видно при сравнении старых фото и нынешних.

Внутри все многократно переделано по советским канонам — отвратительные сине-зеленые масляные краски, хреновый линолеум и отделка стен вагонкой. Ярче всего видно это в туалетах. Смотрите, все виды плитки в наличии — от красивой старой до примитивной советской.

Взгляните на остатки былой роскоши.

Вид из окна на озеро вдали. Я пробую делать хипстерские эксперименты с композицией, которые успел подглядеть в книжке по фотографии, которую покупал в подарок и успел полистать в магазине.

На самом деле место тихое, но не заброшенное. Вон там за машиной, уже не видно на фото — ворота чьей-то современной усадьбы, если так можно назвать унылый квадратный дом из бревен.

Я прогуливаюсь в валенках по сугробам к озеру, немного по лесу, и еду дальше. Гляжу в навигатор, дорога через Боровичи всего на пару десятков километров длиннее, но зато не опостылевшая трасса, к тому же я не был в Боровичах! Значит, мне направо.

Деревни по пути довольно унылы.

Творчество на стенах — очень, очень многосмысленное.

По-моему самое гнетущее что может быть в архитектуре — вот эти дома барачного типа, которые и не частные, и не многоквартирные сообщества.

Ну привет, Боровичи. Этот городок на задворках Новгородской области кажется натурально затерянным. Он старый, сформировался еще при Новгородской Руси.

Здесь в историческом центре одно за одним идут красивые кирпичные здания позапрошлого века, старинные, крепко слаженные. Такой классический промышленно-купеческий городок на берегу реки.

Современная жизнь — типичная провинция. То здесь, то там встречаются красивые вывески и уютные входные группы. Вот к примеру модная пельменная.

Внутри, конечно же, атмосфера придорожной столовой. Пельмени какие-то стремные, в магазине получше продают. И это я еще взял самые дорогие. А вот эталонное блюдо провинциального общепита — мясо по-французски. Так непохоже на уже привычное здоровое и нежирное питание, к которому привыкаешь в цивилизации или в Европе.

В Боровичах есть Свято-Духов монастырь, совершенно неинтересный. Еще по пути в сторону Малой Вишеры встретилась реинкарнация культового учреждения — в бывшем храме до сих пор действует Дом Культуры.

В сумерках деревни вдоль реки Мсты выглядят гораздо лучше, чем получаются на фото. А скоро стемнеет, и останется только ехать по уже знакомой трассе и слушать Хемингуэя.

Следующий пост будет уже с хорошими фотографиями. Не переключайтесь, а подписывайтесь всюду.

 

comments powered by HyperComments

Подпишитесь на новые истории:

Поделитесь в соцсетях или мессенджерах: