Посмотреть на Тянь-Шань, такой похожий по картинкам на любимые Гималаи. Подобраться близко к пятытысячникам и уважительно, издалека, посмотреть на великие семитысячники, взобраться выше 4000 м ногами и около того — на своей машине. Вот чего я хотел уже давно.

В начале лета я начал читать отчеты в сети и расспрашивать знакомых путешественников. Я узнал о погранзонах, о дороге к леднику Южный Энильчек (правильно писать это название именно так), и о том, что пик Хан-Тенгри, «Повелителя Неба», увидеть иначе чем в восьмидневном походе по леднику к базлагерю — сложно. Даже говорили что увидеть так его нельзя вообще. Это и стало выдуманной целью поездки. Я нашел кому задать правильные вопросы и понимание как реализовать задуманное — сложилось.

Нет ничего сложного в том чтобы приехать в Кыргызстан из Санкт-Петербурга. Питер-Алматы — это четыре дня скучного перегона. Леса вологодчины и Пермского края, холмы Урала, степи Казахстана. Дороги хорошие. При наличии еще одной свободной недели можно посмотреть Пермский край, Ю.Урал, казахское Боровое. И обязательно Алматы, хотя б пару дней. В город, из которого можно ездить в горы на автобусе, я не мог не влюбиться. А дальше начинается собственно то, за чем приехал. Дорога в горы через Чарын, Кеген, погранпереход Каркара — и вот, наконец, Тянь-шань и Кыргызстан. Привет, Иссык-Куль — одно из больших (высоко)горных озер мира. Салам алейкум то есть.

Но по моей задумке от Иссык-Куля все только начиналось.

Я читал про дороги по горным перевалам и вместе с авторами немного сгущал краски. О том что почти везде можно проехать на исправном внедорожнике в заводской комплектации, а 90% локаций доступна если не на легковушке, то уж точно на полноприводном кроссовере, я выясню уже на месте. Вообще, вся эта горная красота действительно доступнее чем кажется.

Первый акклиматизационный выезд-выход — в ущелье Каракол. Я вспоминаю как ходить по горам, а Митсубися — как по горам ездить. Набираю за вечер чуть больше 1000 метров, до 2700. Акклиматизация — непременный атрибут горных треков. У меня есть гималайский высотный опыт пешком, но я никогда не поднимался выше 2500 м на машине — быстро и сидя.

Я провожу два дня на Иссык-Куле и оба дня катаюсь вверх по ущельям на машине и еще выше хожу ногами, чтобы потом, выше 3000, не столкнуться с горной болезнью — штукой коварной и непредсказуемой.

Оцениваю свою спортивную форму как неплохую, и выдвигаюсь к цели — Центральному Тянь-Шаню, самой высокой его части.

Про дорогу к леднику Энильчек (Иныльчек, Ынельчек и еще несколько вариантов написания) я расскажу отдельно, сейчас отмечу только две вещи. Во-первых, после альплагеря Ат-Джайлоо дороги как бы и нет. Есть колея, которую 30 лет назад накатали геологи-разведчики, она несколько раз теряется среди многочисленных рукавов реки Энильчек. Проходимость дороги зависит от сезона, погоды и удачи в бродах. Я проехал к самому леднику. Триал по валунам, поиск дороги среди каменных полей, броды через рукава реки — это было круто.

Во-вторых, долина настолько прекрасна, что все трудности не имеют никакого значения. Я стоял у подножья великих гор, которые в миллион раз меня больше и старше, на десятки километров вокруг других экипажей туристов не было, а рядом стоял мой крепкий и надежный внедорожник, который привез меня сюда. Фото, как обычно, не передает, но высота этой горной стены — около двух километров. Четыре останкинские башни, два с половиной Бурж Халифы. А чуть позади вершина, за которую цепляются облака — Пик Нансена, 5697 м. Ощущение прикосновения к чему-то гигантскому, великому, его не описать словами. Прикосновение, которое ты сделал сам. Руками, ногами, автомобилем, деньгами и силами на подготовку. Оно стоит всех усилий и приключений по пути.

Настал день, в который я увидел Его самого — Повелителя Неба. И бонусом Пик Победы вдали. Про этот день я тоже сделаю отдельный рассказ. 53000 шагов или 26 километров, 14 часов на ногах в горах почти без остановок, набор высоты с 2800 до 4200 м. Я взбирался и спускался по снегу в треккинговых кроссовках (это жопа), мне освещала путь Луна (это прекрасно), я взял штурмом переход через ледник в полной темноте (это я придурок). И я действительно увидел Хан-Тенгри. Примерно на 15 секунд, к следующему взгляду вершины затянуло облаками. Возможно, это были лучшие 15 секунд в этом году.

Пляжный отдых. Сентябрь, конечно, не сезон уже — купаться можно, но прохладно. Но черт возьми, на пляже в солнечные дни было так хорошо, что я забивал на все планы и оставался день за днем.

Перевал Тоссор. Про который господа экспедиционеры понаписали черт знает что. Я знаю про сезоны, я знаю про погоду и все такое. Про технику в условиях высокогорья, что происходит с мотором, как ездить по камням на стоковом драндулете и все такое — тоже потом напишу. Но в этот раз легендарный «самый сложный перевал в Кыргызстане» оказался для Mitsubishi L200 не очень сложной прогулкой.

А дальше я не знаю как передать вам сокровенное. Смотрите, мне кажется я кое-что повидал на этом глобусе, многое — за рулем. Великие Гималаи, океаны Юго-Восточной Азии, Индия, Кавказ, суровой север в Лапландии и на Кольском, марсианские рельефы Мангистау — в перечисление взял самое сладкое или свежак. И вот после полумиллиона километров разных дорог я говорю вам: моя лучшая дорога на сей момент — это Тоссор-Нарын вдоль одноименных рек. Сумасшедшая, невероятная горная долина, стада скота, высокогорные озера. Иногда пишут что-то вроде «мне хотелось кричать от радости» — а я здесь действительно кричал, прыгал на тропах, носился как ненормальный и натурально выпучивал глаза от восторга.

Стойбища гостеприимных чабанов

Озеро Тешик-Куль

Яки

Невероятное что-то. Гонять по грунтовкам высокогорной долины, разбрасывая камни, врубать музыку на полную, восторженно улыбаясь-улыбаясь-улыбаясь без остановки.

Спускаться в ущелья с голубыми реками и высокими тянь-шаньскими елями. Облака и проливной дождь сделали пейзажи мягкими и осенними, за каждый кадр я промокал до нитки, но единственное о чем жалел — это о бленде на объектив, чтоб снимать под дождем еще больше.

А позже, после новых километров дорог и перевалов, я взобрался на красивый холм, и на два часа погрузился в медитацию на далекую гладь озера Сон-куль и снежные вершины вдали. Отхлебывал индийский масала-чай с молоком, вибрировать вместе со звуками нью-эйдж мантр, смотрел на разбегающиеся по сторонам грунтовые дороги и думал что это, наверное, и есть та чертова свобода и счастье, когда все дороги в поле зрения здесь — для тебя.

Я привез тысячу фотографий и десяток знакомств. Теперь я знаю как проехать туда, куда местные говорили «не проедешь, утопишь машину или сломаешь». Истории про другую жизнь в горах, которую видят только свои — про инохоту, золотодобычу и браконьерство, пограничные конфликты и тайные тропы чабанов. Про дорогу А364, которой как бы не существует, но зато товарищи тру-джиперы имеют шанс замутить «самый эпичный выезд вдоль ЛЭП» и разведать старинный путь. Я утверждаю что Каракол может в течение лет пяти стать «второй мировой столицей треккинга», уступая лишь непальской Покхаре, на которую очень похож чем-то неуловимым. Обо всем этом я обязательно напишу.

Теперь Тянь-Шань — мои «тожелюбимые» горы, как Гималаи. А Кыргызстан — очередная любимая страна. Я буду здесь снова и приведу с собой любимых.

Продолжение следует.

Подпишитесь на новые истории:


Поделитесь в соцсетях или мессенджерах:

Записи по теме