Если вы возьметесь изучать отчеты по маршруту, вы непременно прочитаете разные страсти. Как медведи атакуют машины на ходу, колеса взрываются одно за другим, за собой нужно тащить бензовоз, бесконечные ДТП вида “вылет в кювет” и все такое.

Штамп “Дорога костей” добавляет сумрака. Он не имеет отношения к настоящему времени, но все равно читатель невольно примеряет его на себя. Накручивает адреналин.

Еще блогеры бесконечно пережевывают все эти ужасы по десятому кругу.

Друзья! Дорога из Якутска в Магадан может и не самая простая, если сравнивать с маршрутами европейской РФ и заселенной части Сибири. Но и не маршрут-преодоление, а очень красивое приключение. Все что называется Колыма – очень, очень красивое.

Всего от берега реки Лена до берега Охотского моря нужно проехать около 2000 км. Это легко делается за четыре дня езды. Или за неделю, если отвлекаться на пейзажи. Вы точно будете отвлекаться на пейзажи, поверьте.

По внутреннему мнемоническому ощущению кажется что трасса Р504 “Колыма” проходит по Колыме, про которую снимал кино Дудь и шутили в советских фильмах. На самом деле на 2/3 она проходит по Якутии, и только остаток – по Магаданской области, которую называют Колымой в обиходе. Название “Колыма” они – трасса и область – получили по имени одной из главных тамошних рек. Как и большинство российских федеральных трасс.

Единственное реальное препятствие на “Колыме” случается в межсезонье. Это переправа через реку Алдан. С момента ледохода до организации ледовой переправы маршрут на другой берег может быть недоступен. Со слов паромщиков и местных это проиходит в октябре-ноябре и апреле-мае. Объективно, путешествовать в эти месяцы ради путешествий стопудово никто не поедет, но если в планах есть возвращение после хороших сезонов, то этот момент стоит учитывать.

Что касаемо покрытия. Дорога грунтовая, качество на разных участках – разное. В сентябре 2020 самая зубодробительная стиральная доска была на участке под Чурапчой. На других участках Mitsubishi L200 на шинах BFGoodrich AT 265/70 R16 легко держала до 80-90 км\ч.

“Прижимы” – узкие участки со сложными поворотами – давно уже срубили и расширили, посты десятилетней давности про них уже не актуальны. Остались несколько перевалов, не представляющих сложности для исправной и не перегруженной машины.

Часто пишут про пыль столбом от других машин, и что эта пыль доставляет проблемы. Пылит трасса в сухую погоду действительно знатно.

Проблем две. Первая – вечно пыльный салон и багажник. У меня с салоном не было проблем вовсе. Родные 12-летние уплотнители Митсубиси еще на старте в СПб были промазаны силиконовой смазкой и проверены на герметичность. Салонный фильтр исправно не пропускал пыль в вентиляцию. С кунгом пикапа все традиционно сложнее. Но и тут рабочее решение я знал еще с казахстанских степей, где пыли побольше – багаж в кунге был накрыт клеенчатым пологом с большими складками.

Вторая проблема – плохо видно встречку через пыль, и попутные грузовики тоже в пыли теряются. Тут мне не показалось сложным подстроиться под не очень большой местный трафик и максимально сократить контакт с облаками пыли. Со встречными максимально быстро расходился, попутных максимально быстро обгонял. Снова отмечу – дорога не требует больших тяжелых колес, зато на трассе безопасно и хорошо с некоторым запасом динамики.

Про заправки. Дизтопливо на трассе осенью 2020 года было в наличии во всех населенных пунктах, где заправка обозначена на карте. Цены чувствительно дороже материковых, но кто в таких поездках кроит копейки на топливе? Все заправки, естественно, не-брендовые, без всяких инфраструктуры и сервиса. Вот колонка, вот терминал, плати, заливай, сваливай. Да, по-моему везде принимали карты.

Штатный запас топлива в моем пикапе – 75 литров. По привычке в дальних поездках я стараюсь не выкатывать бак до лампы. Здесь на трассе запаса хода от заправки до заправки хватало всегда. Запасные 60 литров по канистрам грели душу, но объективно на трассе они не нужны. Одной 20-литровой канистры достаточно за глаза, и ту я не доставал ни разу.

Ничего не скажу за качество топлива. У меня нет “любимой бензоколонки”, всю жизнь я езжу на “какой-то солярке” с “каких-то заправок”. Топлива, после которого машина бы задымила и не поехала, я не покупал. Ничего не скажу за бензин и его марки, но мельком видел что он есть. Точно не будет 98-го, но обычный – пожалуйста. Коллеги на УАЗе тоже не жаловались на дефицит.

Такой заправку в Кюбюме вы уже не увидите. Знаменитой бочки с наклейками уже нет. И слава богу, я считаю. В комментах люди требовали оставить ее как реликвию. Но как можно желать кассиру работать в обклеенной говном стальной бочке? Надеюсь, хозяин заменил ее на хорошую бытовку с вентиляцией и освещением.

Про остальную инфраструктуру для проезжающих буду краток, потому что смотрел мельком.

Гостиницы – редкие. В сентябре 2020 все были выкуплены полностью под карантин вахтовиков и не принимали туристов с улицы ни за какие деньги. В парочку я заходил чтобы попробовать договориться неформально (безуспешно). Они очень плохи. Ночевать в них можно только от безысходности. Палатка на крыше с отоплением на 100% решила вопрос уютных и безопасных ночевок. Про то, как ночевать по пути в Магадан, я чуть дальше покажу в удобном месте рассказа.

Кафе. Буквально единицы. Не впечатлили. Легендарная с какого-то перепугу “Куба” на упомянутой заправке в Кюбюме – такой несвежий сарай с борщем и чаем. Когда в машине стоит холодильник со стейками и свежими овощами, есть удобная кухня, в секретном уголке припрятан торт для штурмана-именинницы, на кафе в нас.пунктах по трассе можно смотреть только из этнографического интереса. Да, продукты дорогие по сравнению с Москвой уже в Якутске, а вдоль трассы цены впечатляют еще больше. Рекомендую брать на всю дорогу побольше в городах.

Шиномонтажки и СТО. Не то чтобы они мне были нужны, но я их посмотрел. Автосервис на трассе степенный и ненавязчивый. Оставляют телефон на закрытых дверях и уходят по своим делам. В Ягодном, где после тяжелого оффроуда мне понадобилось поправить защиту, не нашлось подъемника, а работники единственного на 200 км автосервиса с телефоном и вывеской – уехали в рабочий день на рыбалку. Скоро вернутся – сказали. Послезавтра.

Бесконечное число автомобильных подразделений разных добывающих компаний, возможно, смогут помочь в экстренной ситуации. Но я не заметил особой открытости у них. Простые работяги не решаются помогать без санкции начальства, которое доступно вовсе не онлайн. В беде на морозе вас не бросят, но с мелочами от оффроуда я в итоге разбирался сам на ближайшей эстакаде. Они, благо, имеются.

Все, закончили со скучной бытовой фигней. Давайте смотреть и чувствовать то, зачем и нужно сюда ехать.

От Нижнего Бестяха до Хандыги нет ничего особенно интересного. Низкорослый болотистый лес, так себе дорога. В Хандыге мы празднуем день рождения моей спутницы. Вечером специально едем не дальше Теплого Ключа и ночуем на реке. Подарок на ДР мы получаем утром – ясную погоду и горы!

Якутские горы, юго-западные отроги хребта Черского. Слышали про такие? Они есть, и они невообразимые. Якутия у меня ассоциировалась с морозами, оленями, с чем угодно, кроме гор. И здрасьте. Массив хребета Черского имеет ярко выраженный альпийский облик – пишет нам Википедия.

На Альпы, скажу честно, вообще не похоже. Альпы красивые, но… Но я помню как равнодушно катался по автобанам в Австрии и южной Германии. Как скучал в кафе на верхушке Цугшпитце, а прогулки по каким-то тамошним озерам маршрутами немецких пенсов вообще вгоняли в тоску.

А здесь наоборот. Горные цепи хребта Черского в Якутии поразили воображение сразу и навылет. Сотни километров горных цепей. Острые вершины. Перевалы и прижимы. Высоты пиков до 3000 м. Максимально суровый, дикий край. Если Альпы как бы зовут на прогулку от шале до шале, то эти – не такие. Они одновременно говорят “охреневай, Андрюша, от нашей красоты” и “не влезай, дурак – убьем”.

Здесь самый суровый климат, места максимально удаленные и труднодоступные, а внутри лежат несметные сокровища. “Золото здесь повсюду” – говорят в тайге, и речь не про золотую осень.

Верхняя точка Якутии – гора Победа, 3000+ м. Как Альпы в Германии, да. Дороги летом к ней нет. Но здесь в горах я загорелся дурной идеей проехать в горы по руслу реки Бурустах, где зимой пробивают зимник “Арктика” на Чукотку. Бред, но я всерьез попробовал! Вот так я прочувствовал притяжение якутских гор.

(пусть про это будет вставка из инсты, иначе пост совсем разнесет в длину)

Не знаю как передать ощущения от разрыва шаблонов про Якутию и эти горы. Даже мой широчайший кругозор путешественника треснул по швам от впечатлений, а я всего лишь по дороге проехал.

Я где-то читал у коллег-путешественников реплики в духе что на Колыме все очень далеко. А вместе с описанием собственного героизма создавалось впечатление, что расстояния между точками интереса, пейзажами такое неизбежное проклятье. Которое нужно преодолевать вместе с тяготами и лишениями.

Ничего подобного.

Я вообще не помню чтобы хоть раз подумал “ах черт как же далеко”. Другие мысли были, вида “охренеть как далеко от дома я сейчас, и как тут все не похоже на дом”. Далеко бывало до магазина, до кофейни с лавандовым рафом и выпечкой.

До следующей остановки на фото всегда было близко. Сейчас вы смотрите фото, сделанные в один и тот же закат в течение максимум часа. Плоскогорная равнина где-то после Кюбюме, долина реки Брюнгяде, и вид с перевала в горах, которые на последнем фото вдали, а на втором – вблизи. Дорог с такой резкой сменой пейзажей попробуйте еще поищите.

После Усть-Неры пейзажи вокруг трассы становятся немного апокалиптическими. Везде и всюду следы беспощадной золотодобычи.

Золото здесь добывают так: обрабатывают химикатами золотоносную породу, которую намывают в руслах рек (работники золотодобычи, поправьте меня в комментах, если что).

Поэтому все реки вокруг дороги перекопаны экскаваторами-драгами. Когда химические методы получили развитие и позволили добывать золото из пород, ранее не подходивших для извлечения, многие реки перекопали по второму разу. И продолжают копать.

Для путешественников это все плохо.

Съезды с дороги ведут либо к шлагбаумам, либо утыкаются в площадки с отвалами камней. Постоять на таких площадках можно, но удовольствия ноль. Ночевать на них совсем не хочется. И так вдоль всей реки.

Ну и пейзаж. Вдалеке кажется что красиво, но вблизи что ни берег, то как будто на стройплощадку заехал.

Спасают едва заметные дорожки, оставшиеся от геологоразведки и каких-то второстепенных нужд приисков. Их нужно специально искать и они недоступны легковым машинам.

Но и тут следует быть осторожным. Кроме больших приисков везде по региону существуют “дикие” артели старателей. Они забираются в глушь, работают нелегально и могут быть не рады туристам. О золотодобыче здесь вообще говорят неохотно. Разговорчивый армянин в Усть-Нере живо интересовался кто мы и как ездим, но на вопрос чем занимается сам – свернул тему, ухмыльнулся и с таким акцентом сказал: “мЭлкий бызнЭс”. “Мы его знаем” – рассказали нам позже – “30 лет золото ищет”.

Как ночевали мы? Покажу на примере стоянки на реке Делянкир. Это на границе Якутии и Магаданской области.

Мы заехали со стороны старого моста. Он разрушен, по нему нет движения, и сейчас все ездят по мосту, который чуть дальше. Зато развалины хорошо скрывают стоянку от просмотра с трассы от лишних зрителей.

Логика при поиске стоянки в этот раз была такая: съезжаем с трассы рядом с новым мостом, двигаемся по следам вдоль реки, перебираемся через мелкие рукава. Ищем ровную площадку, закрытую от просмотра и мимо которой незачем кому-то ездить.

Сложность была в том что стоянку мы искали уже поздним вечером в кромешной тьме. Ночные броды по незнакомой реке – занятие довольно стремное. Это не классический вэнлайф с остановкой на площадках для остановки. Чтобы исполнить мои требования к ночевке, нужно потрудиться.

А вот фото чего ради эти ночные шарахания по буеракам. Здоровый сон под журчание реки. Чистая вода без ограничений на завтрак, умывание и прочие нужды. На откинутом борту варится кофе, в кунге традиционный экспедиционный бардак, в котором каждая вещь нашла свое место. Прогулка по реке на предмет не покидать ли блесну (не покидать), разыскать здешнего главного медведя (не нашел), щелк-щелк камерой, завтрак кашей с фруктами, кайф и радость.

Доедаем и едем в Ягодное навстречу приключениям. Про озеро Джека Лондона будет отдельный пост, это офигенская оффроуд-история. Фрагментарно уже начал писать в инсте, здесь как всегда подробнее.

А сейчас возвращаемся назад, мимо Сусумана, и вот почему. Вы знаете про старую и новую ветки колымской трассы. Наверное, слышали что именно старая, Тенькинская ветка, очень-очень красивая. Так вот, все так.

Автопутешественникам в Магадан показано ехать в одну сторону по новой трассе, а в другую – по старой. Но я в этот момент уже вел переговоры насчет доставки машины во Владивосток морем. Поэтому выбор между проехать короче и сделать крючок ради красоты и не стоял – едем на Теньку.

И сразу же после поворота обалдеваем. Из золотой осени мы прыгнули в снежный перевал Лошкалах. Добрая традиция всех путешествий последних лет – встречать первый снег в сентябре. А еще название Лошкалах созвучно перевалам в любимых Гималаях, где суффикс -Ла на языках горных народов его, перевал, обозначает.

Посидеть на вершине, послушать ветер и помедитировать. Как положено на перевалах.

И снова мотаем километры сквозь красоту.

Стоим, гуляем и пробуем рыбачить на красивых берегах рек.

Дорога становится все более и более обитаемой. Снова золотые прииски и вахтовые поселки.

Я выше говорил что грунтовая трасса в целом норм. Но вот поселок Палатка, здесь начинается асфальт. Со всеми нашими приключениями и походами мы провели на трассе почти две недели. Асфальт для нас – как привет из другого мира. На улице ночь, но по асфальту дико хочется втопить. Втапливаем конечно, камеры на край земли еще не успели добраться.

С гостиницами везде восточнее Якутска, как я писал, все очень плохо. Но у нас уже есть интернет, спутниковая карта яндекса и одна идея. Объезжаем Магадан по краю, пробираемся вверх по скалам. Чтобы утром проснуться с видом на море.

Решил поехать летом на море, но как всегда перепутал направления.

Нельзя просто так объяснить, что происходит с человеком, который проехал всю Россию от Питера до Магадана. Но точно происходит. Расстояния, люди, природа, история и наблюдения за собой в долгом пути, все это что-то делает внутри головы. Как это бывает в море, в горах, и вот здесь – на дикой, хрупкой и очень красивой дороге путешествий.

Подпишитесь на новые истории:


Про это же:

Поделитесь в соцсетях или мессенджерах: